Мальчик или девочка?

Тот из родителей, кто хочет только мальчика или только девочку, почти никогда не задумывается над тем, как больно он ранит этим предпочтением маленького человечка. Как семейному врачу мне часто приходится помогать людям с депрессивными состояниями, в том числе и с так называемыми соматизированными депрессиями (соматизированная депрессия выражается в болезненном состоянии какого-либо органа или части тела — например упорные головные боли или боли в сердце, половых органах, животе и т.д.), и одной из распространенных причин депрессии у взрослого человека является «половой расизм» — неприятие его пола его родителями при его рождении. А теперь, в связи с возможностью определения пола при помощи УЗИ, ребенок может стать отверженным еще раньше — в период внутриутробного развития. Любой человек может в большей степени хотеть сына или дочку (чаще это встречается, когда уже есть дети одного пола), но в случае несоответствия реальности его желаниям легко принимает эту реальность, а в дальнейшем даже удивляется, как он мог желать чего-то другого. Настойчивое (неизменяемое или трудноизменяемое) желание строго определенного пола ожидаемого ребенка — это симптом, говорящий о том, что сам родитель нуждается в помощи, понимании и поддержке (а не в осуждении и раздражении) со стороны близких или специалистов (психотерапевта, психолога). Часто этот родитель при рождении сам был «отвергнут» по половому несоответствию своими родителями. Иногда простое осознание этого факта может оказать исцеляющее воздействие.
Случай из практики: обратилась беременная Ирина К., 28 лет, ждущая первого ребенка, с жалобами на бурные (иногда болезненные) шевеления «девчонки», плохой сон (с кошмарными сновидениями), плаксивость, неустойчивое настроение (с преобладанием плохого), снижение аппетита. Симптомы появились после УЗИ, показавшего, что пол ребенка — женский. В процессе психоанализа выяснилось, что у Ирины конфликтные отношения с мамой (Ирина — третья, младшая дочь в семье), причину которых она не могла понять, т. к. с ее сестрами у мамы эмоционально теплые отношения (особенно со старшей). В подростковом возрасте Ирина случайно услышала разговор двоюродных тети и дяди, из которого поняла, что ее мама очень хотела мальчика, когда была беременна ею. Эта новость вызвала чувство горькой обиды, но Ирина «проглотила» и «забыла» ее. Психотерапевтическое осознание ситуации, с пониманием и прощением своей мамы, помогло Ирине принять свою «доченьку». Слезы высохли, появился аппетит, просветлели настроение и сны, стали нежными движения малышки. Прошло 8 лет. Однажды мне встретилась жизнерадостная мама с двухлетней дочкой. Это была Ирина. Она рассказала, что у нее замечательная семья, две прекрасные «доченьки», которых она очень любит, и что во время второй беременности она не стала определять пол ребенка, а ждала «того человечка, которого пошлет Бог». Отношения с мамой у Иры «стали как-то теплее», и «бабушка скучает, когда долго не видит внучек».
Есть такая наука — пренатальная психология, изучающая психологию нерожденного ребенка. Специалисты, занимающиеся ею, считают, что с самого зачатия ребенок чувствует и понимает, как к нему относятся окружающие, прежде всего мама и остальные члены семьи. Ребенку очень хочется, чтобы его любили, и он готов сделать все возможное и невозможное, чтобы «умаслить» зациклившихся (неразумных) родителей — иногда слишком дорогой ценой… Палитра реакций ребенка очень широка — от заострения черт противоположного пола (из таких детей вырастают мужеподобные женщины и женоподобные мужчины) до постоянного недовольства собой.